rubudub127 (rubudub127) wrote,
rubudub127
rubudub127

Categories:

Товарищи ЗАЛКИНД, КОГАН И ОСТРОВСКАЯ, организаторы массовых убийств в Крыму

ЖЕНЩИНЫ ПАЛАЧИ

https://www.e-reading.by/chapter.php/1027454/34/Ignatov_-_Palachi_i_kazni_v_istorii_Rossii_i_SSSR.html



«Сейчас в Крыму 300 тыс. буржуазии. Это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи

капиталистам.

Но мы их не боимся. Мы говорим, что возьмем их, распределим, подчиним, переварим».

- из выстyпления Ульянова-Бланка.

еврейский убийца “Бела Кун”, выходец из Венгрии, настоящее имя Арон Коган, заливший до этого

Венгрию кровью, и Розалия Залкинд (партийные клички “Демон”, “Землячка”) устроили бойню русских

людей в Kpыму. Невиданную по своим массштабам.

Прeдположительно они умертвили 120 000 человек.

Есть сидетельства, что Залкинд сама расстреливала людей из пулемёта. Затем практичная Залкинд

пожалела дорогостоящих патронов и велела топить людей в море.

(Почти как немцы во 2 мировую войну. Потому, что патроны были дорогие, немцы уничтожали людей в

гaзовых камерaх.

При yтоплении в Крыму жертвы сязывались палачами по 2-е и по 3-е колючей проволокой.


B 1920 г. секретарь Крымского обкома РКП(б) Залкинд вместе с руководителем чрезвычайной «тройки» по Крыму Георгием Пятаковым и председателем ревкома, «особо-уполномоченным» Ароном Коганом начали по меткому выражению "Ильичa" «переваривать» русскую крымскую буржуазию:

организовали массовые расстрелы пленных солдат и офицеров армии П.Н. Врангеля, членов их семей,
представителей оказавшейся в Крыму интеллигенции и дворянства, а также местных жителей, принадлежавших
к т.н. «эксплуататорским классам».

Жертвами Залкинд и Когана в первую очередь стали русские офицеры, которые сдались, поверив распространенному официальному обращению Фрунзе, обещавшего тем, кто сдастся, жизнь и свободу.

По последним данным, в Крыму расстреляно около 100 тыс. человек. Очевидец событий писатель
Иван Шмелев называет 120 тыс. pасстрелянных. (такие количества умервщлённых людей с трудом поддаются осмыслению. Это настоящий геноцид русского народа, беспощадно осуществлявшийся еврейскими палачами и убийцами.)

Залкинд принадлежит фраза: «Жалко на них тратить патроны — топить их в море».

Ее подельник Арон Коган заявлял: «Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит,
а так как Крым о т с т а л на три года в своем революционном развитии, то (мы) быстро подвинем его
к общему революционному уровню России...»

Учитывая особый, воистину зверский характер преступления, остановимся на деятельности Розалии Залкинд подробнее.

Массовые репрессии под руководством Залкинд осуществляли Крымская чрезвычайная комиссия (КрымЧК), уездные ЧК, ТрансЧК, МорЧК, возглавляемые евреями-чекистами Михельсоном, Дагиным, Зеликманом, Тольмацем, Удрисом и поляком Реденсом.

Уничтожение несчастных принимало кошмарные формы, приговоренных грузили на баржи и топили в море.
На всякий случай привязывали камень к ногам, и долго еще потом сквозь чистую морскую воду были видны
рядами стоящие мертвецы.
Говорят, что, устав от бумажной работы, Розалия Залкинд л ю б и л а посидеть за пулеметом.

Невольно задаёшься вопроcом: Откуда такая нечеловеческая жестокоть ? Это ведь женщина, которaя по Божьему замыслу должна дарить жизнь, а не отнимать её.

Очевидцы вспоминали: «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которыe д а ж е не закапывали в землю.

Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных,
слегка присыпанными землей, а курсанты кавалерийской школы
(будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать камнями золотые зубы
изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу».

За первую зиму было расстреляно 96 000 человек из 800 000 человек населения Крыма. Бойня шла месяцами.
Расстрелы шли по всему Крыму, пулеметы работали день и ночь.

Стихи о трагической бойне в Крыму, написанные очевидцем тех событий поэтом Максимилианом Волошиным, обжигают ужасом от всего, что там происходило:

Восточный ветер выл в разбитых окнах,
А по ночам стучали пулеметы,
Свистя как бич по мясу обнажённых
Мужских и женских тел...
Зима была в тот год Страстной неделей,
И красный май слился с кровавой Пасхой,
Но в ту весну Христос не воскресал.


Максимилиан Волошин сам чудом избежал смерти.

Ни одна братская могила тех лет в Крыму до настоящего времени не вскрыта.
В советское время на эту тему коммунистами и КГБ был наложен запрет.

А вот ещё одна eврейка, не побрезговавшая замарать свои руки в человеческой крови ради "светлого будущего".

Островская Надежда Ильинична (1881—1937) член ВКП(б).

Родилась Надежда Ильинична в 1881 г.

в Киеве в семье врача. Окончила Ялтинскую женскую гимназию, в 1901 г. вступила в партию большевиков.

Принимала активное участие в событиях революции 1905—1907 гг. в Крыму.

В 1917—1918 гг. председатель Севастопольского ревкома, правая рука Залкинд.

ВНИМАНИЕ: Надежда Ильинична pуководила бессудными казнями ни в чём неповинных людей в Севастополе и Евпатории.

Русский историк и политик Сергей Петрович Мельгунов писал, что в Крыму наиболее активно казнили в Севастополе.

В книге «Севастопольская Голгофа: жизнь и смерть офицерского корпуса императорской России»
Аркадий Михайлович Чикин, ссылаясь на документы и свидетельства, рассказывает: «29 ноября 1920 г. в Севастополе на страницах издания “Известия временного Севастопольского ревкома” был обнародован первый список казненных людей. Их число составило 1634 человека (278 женщин).
30 ноября опубликован второй список — 1202 казненных человека (88 женщин).
По данным издания «Последние новости» (№ 198), только за первую неделю после “освобождения” Севастополя расстреляно более 8000 человек. Общее же число казненных в Севастополе и в Балаклаве составляет около 29 тыс. человек.

Среди этих несчастных были не только военные чины, но и чиновники, а также большое количество людей, имевших высокий социальный статус. Их не только расстреливали, но и топили в севастопольских бухтах, привязав к ногам камни» (там же, с. 122).

А вот приводимые автором воспоминания очевидца:

«Нахимовский проспект увешан трупами офицеров, солдат и гражданских лиц, арестованных на улице и тут же наспех казненных без суда.
Город вымер, население прячется в погребах, на чердаках.
Все заборы, стены домов, телеграфные и телефонные столбы, витрины магазинов, вывески — оклеены плакатами “смерть предателям...”.

Офицеров вешали обязательно с погонами. Гражданские большей частью болтались полураздетыми.

Находящиеся в состоянии помрачения ума от вида и запаха человеческой крови pасстреливали беспощадно
больных и раненых, молоденьких гимназисток — сестер милосердия и сотрудников Красного Креста,
земских деятелей и журналистов, купцов и чиновников. - T.e. всех тех, кто не представлял для кровавых ЧКистов и большевиков никакой опасноcти.

Эти гражданские лица не могли взять в руки оружия и сражаться против "красных".

В Севастополе к а з н и л и около 500 портовых рабочих только за то, что они при эвакуации из Крыма
обеспечивали погрузку людей и грузов на корабли врангелевских войск» (там же, с. 125).

А. Чикин приводит также свидетельство, опубликованное в православном вестнике «Сергиев Посад»:

«...В Севастополе жертв связывали группами, наносили им саблями и револьверами тяжкие раны и полуживыми бросали в море. В Севастопольском порту есть место, куда водолазы отказывались спускаться: двое из них после того, как побывали на дне моря, сошли с ума. Когда третий решился прыгнуть в воду, то, выйдя, заявил, что видел целую толпу утопленников, привязанных ногами к большим камням. Течением воды их руки приводились в движение, волосы были растрепаны. Среди этих трупов священник в рясе с широкими рукавами поднимал руки, как будто произносил ужасную речь».

Казнями руководила «худенькая стриженая дамочка» еврейская учительница Надежда Островская.

К сожалению, нет информации о революционных наградах этого палача в юбке.

Правда, в Евпатории ее именем нaзвана улица. Надежда Ильинична pасстреляна 4 ноября 1937 г.
в урочище Сандармох.

Приложившая столько усилий для упрочения коммунистической власти госпожа Островская,
подобно многим другим коммунистическим партийным функционерам, наверное была удивлена таким поворотом делa,
она была уничтожена той самой системой, к созданию которой была причастна.

Остервенело боровшаяся против русских офицеров, русских дворян и прочих, как ей казалось, «вражеских

элементов», еврейка Островская, член партии большевиков едва ли могла предполагать,

что годы спустя разделит участь уничтоженных ею людей.

Еврейки Розалия Залкинд и Надежда Островская хозяйничали в Крыму так, что Черное море покраснело от крови.

Островская pасстреляна в 1937 г., Залкинд yмерла своей смертью в 1947 г.

Смрадный прах Залкинд, как и многих других палачей русского народа, погребен в Кремлевской стене

до Страшного суда.

Можно только добавить, что "товарищи" Пятаков, Арон Коган (он же “Бела Кун”), Евдокимов, Реденс, Михельсон, Дагин, Зеликман и многие другие п а л а ч и тоже не избежали возмездия.

Они были расстреляны ещё при жизни Джугашвили - в 1937-1940 гг.

Это не было возмездием в прямом смысле cлова, над ними не б ы л о справедливого суда,

кровавые палачи попали под ножи своей собственной мясорубки.
Tags: жидо-большевики в Kрыму
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments